Л. Скорик: "В Украине проводят "люстрацию в законе"

 

Л. Скорик: "В Украине проводят "люстрацию в законе"




Когда 16 сентября текущего года у стен парламента горели шины, а спикер грозил депутатам закрыть двери и никого не выпускать из сессионного зала, пока не примут — уже с пятой попытки — закон о люстрации, вряд ли можно было предугадать, чем эта самая «люстрация» обернется. И сейчас трудно представить, что ждет страну в ближайшем будущем. О «люстрации по-украински» и ее последствиях в интервью еженедельнику «2000» рассказала народный депутат 1-го созыва (1990—1994), профессор, член-корреспондент Академии искусств Украины, заместитель председателя Украинского общества охраны памятников истории и культуры Лариса Скорик.

«Закон о люстрации, который принимался под давлением митингующих, может привести к очередной эскалации напряженности, в конечном итоге — к хаосу», — таково мнение многих отечественных политологов, причем тех, кто придерживается как правых, так и левых взглядов. Ваше мнение: действительно все приведет к хаосу?

— Да к какому хаосу?! Хаос на хаос не умножается!.. А что касается люстрации... Знаете, в свое время, еще когда Луценко (бывший министр МВД, а ныне — новоизбранный депутат ВР от Блока Петра Порошенко. — Авт.) везде кричал о люстрации, на собрании — то ли на Одесчине, то ли на Днепропетровщине — один из районных председателей, бедный от этой «затурканности», выйдя на трибуну, сказал: «Нам всем надо заняться всерьез поллюцией». Я когда эту запись посмотрела, ахнула: в церкви, говорю, это грехом считается — все, что они делают. Потому что это явная агитация онанизма!.. Вот такая у них солидарность, вот такая «самопомич».

Кстати, «Самопоміч», как название партии, многие уверены, что это придумал Андрей Садовой, бывший мэр Львова. И вам, как экс-львовянке, виднее: так ли это?

— Он придумать ничего не может. Слизал термин с 20-х годов, когда на Галичине только устанавливался какой-то язык, более-менее вырисовывался... Потому что был ужасно диалектный и весь польский... «Samopomocy»!

Хоть и нынче у нас считается, что восток — это оплот «сепаратизма», но вообще-то именно на Галичине были «первые ласточки». Это когда тот же Львовский облсовет с легкостью объявлял о неподчинении президенту Януковичу в 2010 г., а до того такой же демарш был в 2004-м. И в 2014-м на Галичине был, что называется, переворот в местной власти, что стало почвой для начала сепаратистского движения в регионе... Помните, когда облсоветы под руководством «Свободы» ликвидировали облгосадминистрации? И никакого закона — все решала «клумба», как именуется вече во Львове.

— Клумба вообще сумасшедшая, там собираются психопаты и они всегда чего-то хотят.

Поляки лет восемь назад провозгласили свою «польскую карту», построили генконсульство — целый квартал во Львове! Город в городе. Для этого снесли два чудесных особняка, памятника архитектуры, но это уже мелочи... И надо было видеть, какие очереди из холуев стояли к генконсульству. Записывались фольксдойчами: это как к немцам когда-то записывались, доказывая родство с нацией... Так и тут доказывали, что у них в роду кто-то был поляком. Когда все вот так позаписывались, я сказала: это первый шаг вхождения в состав Речи Посполитой. Теперь же на Галичине целая польская автономия образовывается. После войны у нас их почти не было!

«Очищение власти» — таков лейтмотив закона о люстрации...

— Какое «очищение»? Это они попрали закон и законно избранного президента, прогнали Януковича, устроили «прыжки» на майдане... Безумные! Хотя они выполнили все, что им и было предписано, пытаясь представить — и меня это больше всего бесит — якобы «майдан выступил против власти Януковича».

Черта с два! Майдан был организован под неподписание «евро». Но они знали, что Янукович — не идиот и не подпишет договор об ассоциации на таких условиях. За что Януковича и ненавидели: он был не их крови, с ним они не могли договориться так, как хотели. Но подписание было условием их зарубежных господ. Тогда подогнали студентов, как всегда, плюс — «москаляку на гилляку», и началось!..

Какая «борьба с коррупцией»?! На улицах с коррупцией не борются. Да при Януковиче коррупция была поменьше, чем при «оранжевых». В конце концов где ее нет?

Может, в Англии нет? Вот недавно происходили скандалы в правительстве с обвинениями в мздоимстве... Может, во Франции нет? Вероятно, Саркози не брал 50 миллионов долларов у Каддафи на свою избирательную кампанию?!

А тут?! «Мы выступили против тирании!» Какая к чертовой матери «тирания»?! Говорят о 16 законах, среди которых был тот, где было сказано, что митинговать — без масок и без касок. И сразу взрыв возмущения! А что Польша сейчас принимает после «заварушек»? Что нельзя носить на такие же акции маски и каски.

Некоторые специалисты из числа политиков уверены, что в законе о люстрации необходимо было предусмотреть автоматическое прохождение «чистки» для тех, кто финансово помогает АТО. Но получается, что в принципе можно и откупиться. Это ли не коррупция?

— Не ищите логики, ее там нет. Не ищите алгоритмов государственного строительства. Никто не хочет строить государство — ни внутри, ни, так сказать, снаружи. Оно не нужно ни там, ни здесь — марионеткам, которых усадили в высокие кресла. Представляете, какое поле создается для коррупции?! Люди начнут откупаться, чтобы их не убивали, не грабили, не выгоняли с должности. Полностью узаконенный рэкет. И это чудовищно. Все, что делается сейчас, направлено на то, чтобы добить остатки государства.

Но хоть в чем-то правовые нормы остались?

— Нет. Вот они — эти борцы «за гиднисть», как себя называют, отрицают действующие законы. А то, что пишут, ни на одну юридическую голову не налазит. И нигде не налезет, ни в одной стране мира, даже самой захудалой! Не зря президент Сомали сказал, что он не допустит, чтоб его страна превратилась в Украину!

Недолог тот час, когда и мы будем считать за честь называться Сомали?.. Печально и больно. И происходящее на Донбассе, то, что все упорно называют «АТО», хотя прекрасно понимают, что это война...

— Не просто война, а чудовищная гражданская! Ведь как говорят Штаты? Они пережили самое страшное — гражданскую войну! И у нас ведь тоже сейчас брат идет на брата, семья на семью, родственники на родственников. Науськивают против своих же! Что мы делаем? Какой разум может это простить?!

Нет ни одного политика, который бы не заявлял, что АТО — во имя мира. Но о каком мире может идти уже речь, если президент подписал указ, чтобы заблокировать банковские карточные счета на Донбассе? А как же те, кому Пенсионный фонд перечисляет деньги на карточки? А как же бюджетники, у кого такие же счета?

— В этой драной политике, которая называется украинской, нет деталей! Надо помнить все. Это ж Порошенко сказал, дескать, похоже, военным путем на Донбассе мы не решим проблему? Ну вот, значит, надо уморить население? Это называются «экономические методы»...

...чтобы теперь уже все население стало беженцами и отправилось в Киев?

— Ничего подобного! Надо просто его уничтожить. 18 миллионов украинцев никому в стране спокойно жить не дадут! Этот народ настолько одурел, что, по-моему, уже сам себе не нужен. И Украина тем самым делает себе харакири. Она занимается суицидом целый год.

Недавно отошедший в мир иной Кахи Бендукидзе, экс-советник Петра Порошенко, в свое время сказал: если в Украине в ближайшее время не проведут кардинальные реформы, то государство в нынешних границах может перестать существовать. Насколько он прав?

— Кто проведет реформы?! Я не говорю о границах — уже не столь важно! Непонятно: что ж за народ в результате тут останется? Будет ли он таким же сумасшедшим, как эти люстраторы с мусорными ящиками, жуткими криками и безумными глазами? Или это будет образованный народ?

Границы в конце концов сотрутся, и люди будут жить своими национальными семьями, но в общем доме... И не в границах счастье. Но когда этот саентолог конченый...

Яценюк?

— Да! Так вот когда он говорит о стене, что можно представить в будущем?! Пусть бы Костомарова почитал, Шевченко, кирилло-мефодиевцев! Впрочем, нынче в чести катастрофическая необразованность.

Президент Чехии недавно сказал, мол, Западу нет смысла оказывать нам экономическую помощь, поскольку на ее территории идет гражданская война. И Украина обиделась.

— Не говорите «Украина», потому что я тоже — Украина, но я совсем не обиделась на чешского президента. Он честный, трезвый и умный человек.

Нынче почти каждый считает, что он знает, как остановить войну. Возможно, и вы знаете? Скажите, как?

— Я прошла многие стадии политических кошмаров. Но я всегда видала выход. А это именно тот случай, когда выхода не вижу. У меня только надежда на какой-то разум космический или на Господа Бога, потому что эти люди не в состоянии что-либо сделать вообще!  Она еще не зачалась, не родилась, но уже погибла в утробе. Считайте, что она себе сделала аборт. И ведь не зря столько времени мы не имели собственного государства! Значит, есть что-то такое порочное в ментальности этого несчастного народа?

Он всегда в политическом смысле проявлял себя устрашающе дегенеративно. И когда это случилось в 2004-м, то я думала: Боже мой, всего 13 лет назад провозгласили независимость, не было ж страны 8 столетий! Да стройте ее, не важно, кто там во главе, потихоньку, но создавайте основные атрибуты государства и живите так, как будто уже имеете страну, пусть и в зачаточном состоянии. Живите в покое, иначе случится «выкидыш».

Знаете, мне как-то позвонил один знакомый из числа представителей той еще львовской интеллигенции, преданный государственной идее Украины с деда-прадеда. И глядя на то, что происходит, сказал: «Ларисо, думаю, що не треба було нам валити Совєтський Союз, треба було його модернізувати, бо державу зробити ми не здатні».

Украина никак не могла забеременеть государством много столетий. И вот наконец случилось по божьему провидению. Почти как непорочное зачатие. Но нельзя же делать резких движений, нельзя стравливать людей между собой.

И не так важно, кто сколько украл в прежней жизни, — на вас хватит, если будете трудиться. А воровать потом перестанут... Но нельзя же требовать сразу! Воровали 70 лет, и до 70 воровали! Но теперь хотят, чтоб случилось чудо, все стали враз честными! И это при том, когда нечего бояться?! Этого не бывает.

Ну ладно, их потом прижмете, позже будете разбираться. А пока самое главное — государство.

Летом 2004-го меня пригласил в посольскую резиденцию Мирослав Попович (известный еще с советских времен украинский философ, доктор философских наук, профессор, академик НАНУ. — Авт.) и такой... г-к Марек Зюлковски (посол Польши в Украине с 2001-го по 2005 г. — Авт.) Они меня убалтывали, чтоб я поддержала «оранжевых». Но я сказала, что не люблю апельсины, у меня на них аллергия.

А Мирославу говорю: «И это что, всерьез?! Как можете предлагать поддержать такие кандидатуры, как Тимошенко, Ющенко и тому подобные?! Да я их знаю как облупленных! И это — «государственные деятели»? Вы хотите, чтобы я в одночасье возненавидела собственное государство, чтобы делать ему такую гадость?»

Когда спустя два года в стране проходили парламентские выборы, и меня Янукович пригласил в «Зоряный», предложил идти в ВР в списках, то я ему ответила: «Виктор Федорович, я за вами наблюдала на премьерском месте, потому что очень внимательно присматриваюсь ко всем премьерам, особенно после того, что делали с Фокиным, Масолом...» Их же снимали под давлением этих студенческих так называемых забастовок, страйкомов, где такие, как Доний, великий комсомольский деятель...

А узнав, что Янукович из Донбасса... У меня Донбассу особый сантимент: после учебы во Львове я же поехала туда работать. Правда, сначала меня направили в Караганду, поселок Рудный, от чего я отказалась. Что мне там делать? А в Донбассе я была счастлива 3 года.

Как архитектор я нежно люблю Львов, но где-то в 4—5 утра, пока никого нет на улицах. Потому что той интеллигенции, от которой и так оставались ошметки, осколки, больше нет. Там уже сплошной люмпен, почти как в Киеве на Троещине, но львовский еще и возомнил себя пьемонтом.

Так вот именно в Донбассе я поняла, что такой фальши, как есть в Галиции, нигде не встретишь!

Поэтому Януковичу сказала: «Я готова поддержать вас на президента. Но я не знаю, с кем вы будете. То, что я вижу возле вас, у меня не вызывает доверия. Эти люди вас будут сдавать при любом удобном случае». А он отвечает: «Лариса Павловна, у нас, в Донбассе, так принято — если с человеком переговорил, в глаза посмотрели друг другу, руки пожали, то это — святое!» На что я ему говорю: «Вы просто не понимаете, с кем входите в парламент в 2006-м, а ваша партия — это клуб бизнесменов, которые продадут вас — еще как!»

Спустя время на 80-летии Кравчука мы с Януковичем встретились... Несмотря на то что пыталась очень долго дозвониться в первую приемную — по вопросам, которые было поручено решать мне, а именно практически бесплатно сделать «Быковню», воссоздать несчастный разрушенный музей Шевченко, который теперь превратился в шикарный культурный центр, — так вот тогда Януковичу я сказала, что не могу к нему пробиться по таким важным темам. К нему ж в администрации попасть было практически невозможно».

— И вот когда он дал команду, меня пригласили на Банковую, и мы с ним три с половиной часа говорили, то он напомнил мне мои слова. О том, что его предадут. И это касалось самых близких по должности ему людей, — продолжала рассказ Лариса Павловна. — Он сказал, что для него самым большим ударом было предательство того, о ком он заботился, как о своем сыне...

Имеете в виду Левочкина?

— Эдика Прутника. Янукович его приютил в Донецке именно потому, что у самого в детстве был комплекс сиротства: без родителей, только одна бабушка... И у Прутника то же самое. Виктор Федорович его выпестовал, тот на разных высоких должностях был и отплатил потом майданом и побоищем «они-же-дети»! Оба, и Левочкин в том числе, предали.

Радикализм, который с недавних пор процветает в стране и всячески приветствуется, так или иначе связывают со «Свободой». Тягнибок — львовянин, как и вы...

— Я же как председатель общества «Украина — Израиль» знаю, что он в свое время хотел уехать в Израиль. Мне позвонили из «Сохнута» и спросили: «Ты такого Тягнибока знаешь?» — «Знаю», — говорю. — «Так он к нам собирается на ПМЖ». Но ему отказали...

Собственно, его партия, как и многие другие, презентует себя непоколебимыми борцами за национальную идею. В свое время и Рух, как и парламентский «Демблок», тоже воспринимались так же. Но в чем принципиальная разница? Или это несравнимые понятия?

— Как говорил Грушевский, «Україна не тільки для українців, а для всіх, хто живе на Україні, а живучи, любить її, а люблячи, хоче працювати для добра краю і його людності». Это я помню как Отче наш.

И для меня всегда не было никакой разницы, кто на каком языке разговаривает, как крестится — слева направо или справа налево, или он мусульманин, или вообще атеист. Он выбрал эту землю своей родиной. Поэтому мы должны охватить его особой любовью...

Правда, еще в самом начале наша шушера демократическая из ВР ринулась на Запад собирать «доляры», как я потом поняла, а я ездила в основном на наш восток, потому что все время там что-то назревало — то шахтеры, то стачки, то эта св...чь Коротницкий приезжал (Адриан Коротницкий, в прошлом директор и руководитель организации Freedom House. — Авт.)...

Сравнивать первое национальное движение и то, что сейчас себя так называет, невозможно. Это совершенно другая порода...

И я вспоминаю 92-й год, как ездила на Донбасс. И тех людей любила гораздо больше, чем спесивых галичан. Потому что убедилась, насколько галичане стали мелкотравчатыми.

И если дети в садике на Галичине кричат «Путин — х...!», то как надо воспитывать потомство, что им внушать?

Получается, что наконец нашли национальную идею, которую так долго искали, — патологическую русофобию. Кто-то может себе представить народ, у которого национальная идея построена на ненависти?

А в одном из прикарпатских детских садиков устроили соревнования: кто громче крикнет «Смерть москалям».

— И священники к этому призывают! Как же это можно выдержать? Есть три самых страшных христианских греха, — продолжает Лариса Скорик и переходит на украинский. — Умисне вбивство, покривдження людини вбогої, беззахисної й содомський гріх. А це ж тепер у фаворі — з ім'ям Христа!

Была еще одна национальная идея — красить мосты и ограды в сине-желтый цвет... Не как политик, а просто как архитектор оцените новшество.

— Сине-желтые заборы — это, конечно, большое достижение! Вообще кто-то понимает, что, к примеру, решетка на ограде должна быть не видна, поэтому ее делают ажурной — темно-серой или черной. И это — по всему миру так! Представьте, если бы французы выкрасили забор возле Тюельри в триколор, а россияне Летний сад — в цвета своего флага?! В дурном сне не приснится.

Но что делают эти? Они нужники желто-голубым красят. Это патриотизм? Идиотизм и профанация.

И если это и есть новое поколение, то у него полное отсутствие эстетики, да и вообще с умом все плохо... Повыдумывали эти «авта», «пальта» и тому подобное! «Ушпиталити» — что такое?! Но все для того, чтоб язык на русский не был похож. Вот что эти упыри делают.

Как бы то ни было, но все-таки давайте надеяться, что все потихоньку успокоится, здравый смысл победит...

— Какой смысл?! Тем более «здравый»! Это случится только тогда, когда эта камарилья улетучится... Но в любом случае я не прощу им то, что они сделали со страной... И вышиванки их не спасут!..

Один из новоизбранных депутатов уже ждет не дождется, чтобы началась сессия, дабы он смог зарегистрировать законопроект: на работу в ВР ходить только в национальной одежде. В смысле в вышиванках.

— Одно дело фольклорные концерты и прочее, но... В общем, пусть читает Шопенгауэра. Не берусь дословно цитировать, но смысл в том, что когда нет надежды на достаточное материальное бытие, и нет на то, что может себя зарекомендовать именно как представитель народа конкретного государства, тогда появляется страсть к национальным одеждам. Этим он хочет заменить свою несостоятельность. У Ницше на сей счет еще похлеще сказано...

Своими глазами видала: некоторые особо озабоченные уже и шорты носят, где ширинка вышитая. Это и есть достижение? Это и есть та самая национальная идея?!



Создан 24 ноя 2014



Коминформ Коминформ Петр Симоненко Коминформ Коминформ  посещений